• Lady-international
Соцсеть для Леди
новая информационно-социальная сеть
Добро пожаловать !

Друзья и конкуренты Коко Шанель

Оставаться равнодушным к личности, перевернувшей всю индустрию мировой моды, современники не могли: её наряды обсуждали, равно как и её романы. Каждый поступок Шанель моментально попадал в сводки газет. Личное отношение к многочисленным слухам Габриэль выразила одной единственной фразой, ставшей афоризмом: «Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще».

Конкуренция модельных домов продолжается и сегодня.
Конкуренция модельных домов продолжается и сегодня.
Модели из коллекции весна-лето 2012,
слева "Chanel", справа "Dior".

Глазами современников

До нас дошли некоторые словесные портреты Коко. Какой была Мадемуазель в жизни и в работе, мы можем судить по описаниям её современников.

Коко Шанель Писатель Морис Сакс, знавший Шанель в молодые годы, оставил в истории поразительное описание Габриэль 1920-х годов: «Когда она появлялась, вызывал удивление ее маленький рост. Она была очень худощава. Её черные жесткие волосы были посажены низко надо лбом, брови срослись, губы улыбались, а глаза блестели, но взгляд был резок. Одежда её почти вся была одного, очень простого фасона и главным образом черного цвета. Засунув руки в карманы, она начинала говорить. Начало её разговора было удивительно быстрым и стремительным».

А вот и интеллектуальный портрет Коко: «Её мысль следовала теме и развивалась до конца, ей не были присущи, как это часто бывает у женщин, склонность к резонерству, привычка брать свою долю в разговоре, останавливаться на всех сюжетах, о которых заходит речь, и ни одной темы не доводить до завершения. Нить мысли была ясна. В ней чувствовалось крестьянское упорство, которое было одной из черт ее характера».

Габриэль с любимой моделью Мари-Элен Арно, 1958 гКак известно, Шанель никогда не делала эскизов, свои наряды она создавала прямо на модели. Это был творческий процесс, в котором Габриэль не терпела возражений. В такие моменты существовали только она и ткань, которая должна была подчиниться кутюрье. До нас дошло свидетельство современницы по имени Колетт, которая так описывала работу Коко с манекенщицей: «Мадемуазель принялась за ваяние ангела шести футов роста. У этого ангела были белокурые с золотом волосы, а сам он был хоть и безличностным, зато красивым, как серафим. <...> Незавершенный ангел порою вздрагивал под действием двух сильных творческих рук, которые нещадно тискали его. Шанель работает десятью пальцами, ногтями, ребром ладони и самой ладонью, булавками и ножницами, и самою тканью. Порой она падает на колени перед своим творением - не в знак почтения, но для того, чтобы попробовать немного растянуть тюль... Более всего ценится ею страстная готовность тела покоряться всему, что ей только потребуется! Поясница Шанель напряжена, ноги согнуты - она похожа на коленопреклоненную прачку, которая колотит белье, на тех ревностных домашних хозяек, которые привыкли по двадцать раз на дню вставать на колени, как монашки...».

«Я различаю, - вспоминает Колетт, - повторяющиеся слова, которые она напевала, точно ведущие музыкальные мотивы: „Я боюсь этих маленьких складок... на ткани, которая держится только на самой себе... Прижмите здесь, отпустите там... Нет, не обуживайте... Я два раза не повторяю..."».

Забытый поэт

Поэт Пьер РевердиС поэтом Пьером Реверди Шанель связывали долгие любовные отношения. Она была для него музой, он для нее - великим писателем. В своей библиотеке Коко собрала все издания Реверди в роскошных переплетах, у нее также хранилась большая часть рукописей Пьера. Она всячески старалась помочь человеку, чей талант высоко ценила: давала большие суммы издателям произведений Реверди, чтобы те, в свою очередь, делали ему отчисления «за авторское право», тайком покупала его сборники и рукописи. Реверди написал: «Неужели самый долговечный и прочный союз между существами - это преграда?», - но все-таки покинул свою любимую Габриэль, отдав предпочтение скромной жизни в Солеме, в окрестностях знаменитого аббатства со своей женой. Перед этим в 1926 году он сжег многие из созданных им рукописей. Реверди тянуло к уединенной жизни, духовному спокойствию.

Но с расставанием их дружба не закончилась: до конца жизни они поддерживали те­плые отношения. Так, например, в 1947 году он подпишет свое издание: «Милой и обожаемой Коко! Коль Вы дарите мне радость любить кое-что из этих стихов, вручаю Вам эту книгу! Пусть она дарит Вам нежный и спокойный свет, как лампочка у изголовья!».

Шанель часто обращалась к его стихотворениям, перечитывала издания, подчеркивая карандашом интересные мысли. Нужно было видеть приступ гнева, охвативший Коко, когда в 1961 году Жорж Помпиду не включил Реверди в «Антологию французской поэзии». Шанель очень переживала, что талантливый поэт быстро оказался забытым ценителями литера­туры.

Уинстон Черчилль

Уинстон ЧерчилльС Уинстоном Черчиллем Шанель познакомилась благодаря герцогу Вестминстерскому. На тот момент Черчилль занимал пост министра финансов. Черчилля и герцога связывала давняя и крепкая дружба еще со времен Англобурской войны.

Друзья часто отдыхали вместе. Однажды во время охоты на кабана в Мимизане, куда герцог приехал вместе с Шанель, будущий премьер- министр был так поражен талантом и умом этой удивительной женщины, что написал своей жене: «Приехала знаменитая Коко, и я восхитился ею. Это одна из самых умных и приятных женщин и самая сильная личность, с которой Бенни (герцогу Вестминстерскому) когда-либо приходилось иметь дело. Весь день она прове­ла на охоте, нимало не потеряв в бодрости, а после обеда помчалась на машине в Париж - и сегодня занята совершенствованием и улучшением платьев, наблюдая за проходящей перед нею бесконечной чередой манекенщиц».

Поль Пуаре

Поль ПуареКогда Шанель ещё только входила в мир моды, он уже был на вершине славы. Его наряды были весьма популярны у французских дам. Однако эта молодая и дерзкая женщина с короткой стрижкой быстро обошла мэтра парижской моды.

Существует легенда о том, как однажды Поль Пуаре встретил Шанель в ее знаменитом маленьком черном платье и с издевкой спросил: «Мадам, по кому Вы носите траур?». Остроумная Коко в долгу не осталась: «По Вам, мсье».

Их конкуренция была жесткой и открытой, но если Шанель до конца жизни будет пользоваться успехом, о дизайнере Пуаре все очень скоро забудут; его имя останется лишь в учебниках по истории моды. Поль не признавал нарядов этого «мальчишки», считая, что Шанель одевает светских дам как горничных. Шанель же понимала, что в послевоенную эпоху женщинам нужны удобные вещи, а не многочисленные оборки от Пуаре. Однажды Пуаре сказал про неё: «Этот мальчишка еще обставит нас во всех мастях», - и чутье его не подвело.

Модель вечернего платья от Пуаре, 1923 год
Модель вечернего платья от Пуаре, 1923 год.

Кристиан Диор

Отношения с этим конкурентом были несколько сложнее: Габриэль не сразу удалось победить Диора, да и можно ли назвать это победой? Они оба вошли в историю мировой моды, а конкуренция созданных ими модельных домов продолжается до сих пор.

Кристиан Диор

Отношения Диора и Шанель были слож­ными. «Её элегантность потрясает воображе­ние даже непосвященных!», - так отзывался о легендарной Коко модельер. Однако у неё на этот счет было другое мнение: «Мужчина, который не имел ни одной женщины за всю свою жизнь, стремится одеть их так, как если бы сам был женщиной».

В 1954 году, в 71 год, после более чем десятилетнего перерыва Шанель вернулась в мир высокой моды. Свое возвращение она объяснила следующим образом: «Я больше не могла видеть то, что сделали с парижским кутюр такие дизайнеры, как Диор и Балмэн». К этому времени мода, созданная Диором получила название «New Look» («новый взгляд»). Тяжеловесные конструкции и длинные юбки, узкая талия и широкая высокая грудь... Всё, с чем Шанель боролась в 1920-х годах, снова вернулось на подиум. «Диор? Он не одевает женщин, он обивает их обоями!». Этого она допустить не могла: после долгого отсутствия в 1954 году Шанель создаёт новую коллекцию, но показ заканчивается полным провалом. Публика сочла, что Коко больше не может предложить ничего нового, что её взгляды так и остались в 1930-х, - но в этом и есть её задумка: мода меняется, стиль - никогда. Ша­нель не опустила рук, она решила переломить ситуацию, показать, что это ее конкуренты вышли из моды: «Они действуют, как старина Пуаре, - пояснила она, - они ищут, как бы посильнее эпатировать клиенток экстравагантностями своих нарядов, вместо того, чтобы беспокоиться о самих женщинах - с учетом реальности, в которой те живут. Они забывают о самой элементарной истине: нужно, чтобы женщины нравились мужчинам, чтобы они восклицали не „Какое у вас красивое платье!" а „Какая вы красивая!"».

Габриэль много работала над своей второй коллекцией. Она совершила абсолютно верный маркетинговый ход, сделав ставку на США, - понимая, что Америка потянет за собой и Европу. Уже в начале 1955 года ее успех стал очевидным, и даже те, кто придерживался исключительно «нового взгляда» Диора, вынуждены были отказаться от излишеств. Силуэт женского платья стал более ровным, а талия - свободной. Шанель снова победила.

Интересно знать: Рождённая быть лучшей.

Сохранилось ещё одно свидетельство упорства Шанель, которое отметил Уинстон Чер­чилль. Излюбленным развлечением герцога Вестминстерского была ловля лосося в Шот­ландии. Естественно, Габриэль, повсеместно сопровождавшая герцога, должна была участвовать в забаве. Коко не любила рыбалку со спиннингом, находя это занятием скучным. Но, понимая, что в данной ситуации ей всё равно придется рыбачить, получится это у неё или нет, она решила подойти к делу всерьёз: терпения, силы и ловкости ей было не занимать. Шанель быстро научилась управляться со спиннингом и ежедневно ловила по два-три прекрасных экземпляра, - в то время как Черчилль частенько трясся от холода на берегу реки без улова.

Lady-international.com

03:42
3375
Нет комментариев. Ваш будет первым!