• Lady-international
Соцсеть для Леди
новая информационно-социальная сеть
Добро пожаловать !

Игровая зависимость

Я жил в пространстве ноутбука

Двенадцать из своих 27 лет Олег играл в стратегии и квесты, отгородившись от внешнего мира наушниками. В конце концов он потерял престижную работу и едва не лишился семьи. Сегодня его жизнь — хрупкое равновесие, достигнутое ценой долгой работы.

Игровая зависимость

На компьютерные игры я подсел с того момента, как в школе появился предмет «информатика». Мы с ребятами оставались в компьютерном классе после уроков и просиживали там допоздна, играя в Prince of Persia и Mortal Combat. Сегодня это кажется смешным, но тогда подобные простенькие игрушки захватывали нас целиком. Впрочем, после школы я спокойно поступил в вуз, успешно его закончил, устроился на работу в известную фирму, женился. Всё это время я играл на компьютере, и, хотя это занятие отнимало у меня больше времени, чем у большинства моих друзей, зависимости я не чувствовал — в любой момент мог. остановиться и заняться другими делами. Проблемы начались в тот момент, когда на работе мне предложили повышение. С одной стороны, упускать такую возможность было глупо. С другой… Я никак не мог принять решение — возможно, потому, что знал: новая должность заставит меня изменить привычный стиль жизни.

Вместо того чтобы сделать выбор, я старался не думать о нём и всё время отдавал игре. Очень быстро победы перестали радовать, и, не обращая внимания на количество выигранных очков, я снова и снова начинал игру. Но больше всего меня притягивали квесты, в которые я попросту «переселялся», забывая обо всех заботах, и стратегии, где я мог обустроить мир в соответствии со своими вкусами. Я играл вечерами и ночами, приходил на работу с красными глазами, а когда настало время определяться с решением, сказал, что не справлюсь с такой ответственностью, и посоветовал взять на это место своего приятеля — человека, которого я очень уважал, но с которым у меня были непростые отношения. Мой знакомый вышел на работу. Первое время он держался по-дружески, однако потом как-то резко и без перехода начал вести себя так, будто я его раздражаю. Вот тогда-то я окончательно и нырнул в игру. Здесь я мог уничтожить всех соперников, завоевать мир, создать свою империю…

Между тем отношения с женой разрушались. Я обещал ей сделать ремонт, купить мебель, перестать наконец играть, но ничего не делал. По сути я вообще жил не с ней, а в пространстве своего ноутбука: там никому не было дела до того, что я небритый, толстый, неуклюжий, что в ванной течет кран, а в холодильнике кончилась еда. Там я всегда мог выбрать себе такую жизнь, в которой не было места бытовым проблемам.

… Игра захватила меня целиком. Даже в туалет я ходил с ноутбуком — не мог прерваться и на минуту. Однажды, не отрывая взгляда от экрана, вышел из ванной и почувствовал, что наткнулся на что-то мягкое. На полу лежала жена. Я подумал, что она умерла, сердце оборвалось… Потом оказалось, что она упала, потеряв сознание. Врачи со «скорой», которую я вызвал, сказали, что у неё произошел выкидыш. А я ведь не знал, что она беременна! Жена несколько раз заговаривала со мной об этом, но я не слушал. Что бы она ни сказала, я неизменно отвечал: «Да, солнышко, сейчас только доиграю, мне уже чуть-чуть осталось...»

После этого случая я разломал свой ноутбук и дал себе зарок никогда не заводить компьютер в доме. Однако, когда жене стало лучше, я снова почувствовал тягу к игре и уже через несколько месяцев вновь вернулся к компьютеру. На этот раз меня уволили — за систематические опоздания и прогулы: я не в силах был выходить на работу после бессонных ночей. Именно тогда я понял, что своими силами мне не справиться, и обратился за помощью к психологу.

В ходе терапии я сумел понять, что ключевую роль в моём случае сыграло вовсе не увлечение конкретной игрой, а совокупность зависимостей, накопленных мною за прошедшие годы.

Я чувствовал себя рабом своего начальника, своей работы, своей жены, даже собственной мамы — женщины сильной и властной, с самого детства пытавшейся контролировать все аспекты моей жизни… Всё это сковывало меня по рукам и ногам, парализовало мою волю, лишало возможности принимать собственные решения. Меня пугала мысль о необратимости любого выбора, совершаемого в реальности, и я пытался найти убежище в виртуальном мире, где всегда есть возможность второй попытки. В ходе терапии я привыкал к мысли о том, что в жизни всё тоже не так катастрофично, что вещей по-настоящему необратимых не так много. Я заново учился брать на себя ответственность, строить отношения с окружающими и принимать их (и самого себя) такими, каковы они (и я) есть в действительности. Сейчас, после завершения курса психотерапии, я работаю в месте далеко не столь престижном, как прежняя фирма, попросту говоря, в большом супермаркете. Меня снова тянет к компьютеру, но я стараюсь сдерживать себя.

Запись интервью: Галина Мурсалиева.

Три стадии лудомании

Лудомания — игровая зависимость (от латинского ludus — игра)

Выигрыш

Увлечение процессом игры, желание постоянно выигрывать, потребность покупать новые игры и проводить свободное время за компьютером. На первой стадии человек может контролировать себя и прекратить играть усилием воли.

Проигрыш

Процесс игры становится важнее результата. Трудно самому остановить игру, на это могут повлиять лишь форс-мажорные обстоятельства (к примеру, поломка компьютера).

Отчаяние

Потеряна способность к естественному общению с другими людьми. Семья находится на грани развала, а сам игрок — на грани увольнения с работы или отчисления из учебного заведения. Желание играть становится единственной целью в жизни. Избавиться от зависимости самостоятельно невозможно, необходима помощь специалиста.

#c43751;">Комментарий специалиста:

#c43751;">Жизнь, а не игра

Игровая зависимость часто не воспринимается как болезнь не только самим игроком, но и окружающими. Но, как и другие виды зависимостей, она разрушает душу и тело. Рассказывает психотерапевт Гюзяль Логинова.

Как возникает игровая зависимость?

Гюзяль Логинова, психотерапевт, специалист по компьютерной и игровой зависимости: Первый страстный интерес к игре нередко появляется, когда ребенок не ощущает принятия и поддержки взрослых или когда родители пытаются властно руководить его жизнью (как это произошло с Олегом) или сами страдают зависимостями. В такой обстановке он начинает искать иную реальность, где ему будет интересно, где он будет успешен. И, если у него есть возможность играть на компьютере, потребность в виртуальной жизни вместе с врожденным азартом и генетической предрасположенностью могут привести к зависимости.

Почему многие словно не замечают, что у их близкого человека формируется зависимость?

Если это касается ребёнка, то, сидя за компьютером, он не нарушает покоя взрослых, и это их устраивает. Многие люди не считают игровую зависимость болезнью, полагая, что такая полезная вещь, как компьютер, не способна принести вреда. На игры не тратится столько денег, как на казино, алкоголь или наркотики, и поведение человека, зависимого от компьютерной игры, внешне выглядит как социально приемлемое.

Как определить грань, за которой начинается зависимость?

Это происходит, когда компьютер становится важнее, чем реальная жизнь: между игрой и работой, учёбой, дружбой, любовью всегда выбирается игра, и количество времени, проводимого за компьютером, постоянно растёт. Зависимые люди могут неделями не переодеваться, питаются тем, что не надо готовить. Тело перестаёт быть для них значимым — его подменяет герой компьютерной игры, который движется, действует и может получить новое здоровье или новую жизнь. Сживаясь с ним, играющий бессознательно проецирует жизнь героя на свою и начинает, например, считать, что у него тоже может появиться новое здоровье или ещё одна жизнь, чего, безусловно, не происходит. В случае если игру приходится прекратить, человек раздражается, переживает депрессию.

Все ли, кто увлечен компьютерными играми, находятся в группе риска?

Нет, не все. У многих из нас есть неосуществлённые желания, которые можно удовлетворить с помощью компьютера: построить бизнес в виртуальном городе или найти друзей в другой стране. Но при этом работа и общение с невиртуальными друзьями не страдают. И дети, и взрослые, которые получают радость от жизни, не захотят уйти в иную реальность — поиграв в компьютерные игры, они вернутся к другим интересам. То же происходит с человеком, который выздоравливает от зависимости, но в этом случае он должен знать, что желание снова начать играть будет у него возникать (как сейчас у Олега). Чтобы не вернуться к прежнему образу жизни, ему надо запретить себе игры и выход в интернет. Когда человек расстаётся с прошлым и обретает новые интересы, у него формируется «зависимость от жизни», которая становится значимее любой другой.

Запись интервью: Элеонора Качанова.

Lady-international.com
01:43
141
Нет комментариев. Ваш будет первым!