• Lady-international
Соцсеть для Леди
новая информационно-социальная сеть
Добро пожаловать !

Очарованный вольнодумец

Начало любовной истории великого французского философа-просветителя Вольтера (Франсуа Мари Аруэ) и Эмили дю Шатле больше похоже на вымысел литератора, чем на эпизод из реальной жизни. Но эти двое интеллектуально настолько опережали своё время, что было бы странно, если бы они не встретились.

Вольтер Эмили дю Шатле
Вольтер Эмили дю Шатле

1733 году известного на всю Францию 39-летнего вольнодумца Вольтера ждала Бастилия. Уж больно всем насолили его критические выпады против «самого святого» - власти и религии. Он поспешил сбежать в Лотарингию. На новом месте обитания, чтобы не привлекать взглядов стражей порядка, писатель и публицист предпочитал прогуливаться вечерами, когда стемнеет. Да, слуги закона его не поймали. Зато однажды он чуть не попал в лапы разбойников.

Те, вооруженные палками, поджидали Вольтера прямо около его дома. Знаменитый философ хотел было ретироваться, но понял, что ему не скрыться от преступников. Спасение пришло с не­ожиданной стороны: вдруг откуда-то из тьмы появился всадник. Философ различил в нем женщину - молодую и сильную. Скакун был отличным, наряд и украшения дамы свидетельствовали об ее знатном происхождении. Увидев уверенную всадницу, бандиты в страхе разбежались. Так знаменитый философ и будущий корреспондент и советчик многих великих людей (включая русскую царицу Екатерину II) остался жив.

Прекрасная всадница

Всадницу звали Эмили дю Шатле. Богатое писательское воображение Вольтера сказало ему: это ОНА, прекрасная как амазонка, спасительница. Поразительно - все оказалось именно так. Почти так. Дело в том, что мадам дю Шатле далеко не все считали привлекательной внешне. Некоторые современники отмечали: мол, у Эмили слишком коренастая для женщины фигура, грубые, мускулистые руки и вечно обветренная, «мужская» кожа на лице. Возможно, то было просто злословие завистниц: маркиза, будучи замужем, лихо крутила романы. Притом - с самыми богатыми и знатными мужчинами. Брак с маркизом дю Шатле подобному времяпровождению ничуть не мешал. Супруг её любил столь же мало, сколь и она его. Эмили выдали за него в во­семнадцатилетнем возрасте. Муж сразу стал пропадать на скачках и в опере, где крутился около певичек. Другая бы восприняла подобное поведение спутника жизни как трагедию. Но только не Эмили. По радикальности своих убеждений маркиза превосходила многих сегодняшних феминисток. Она сказала себе: «Ах так! Если ему можно, то почему нельзя мне?» И также пустилась во все тяжкие. Супругу, слава богу, оказалось наплевать на измены жены. Оба они, впрочем, отдавали дань семейному долгу, воспринимаемому ими как продолжение рода: к моменту встречи с Вольтером у 27-летней Эмили родилось уже трое детей.

Это была, безусловно, необычная женщина. И привлекала она не столько красотой, сколько остроумием, оригинальностью суждений, нежеланием ограничивать свои интересы домом и воспитанием детей. Эмили немало читала, интересовалась политикой. Потомкам она также оставила некоторое количество математических трудов и работ в области физики! Родители, заметив в девочке незаурядные способности, дали ей прекрасное классическое образование, прекрасно оттенившее её природный ум.

Именно Эмили принадлежит остроумное замечание, в котором она сравнила личную жизнь женщины с выдуванием пузырей: первый быстро лопается, второй и третий - получше. А хорошие пузыри получаются, начиная примерно с четвертого...

Любовница и соратница

В тот тёмный вечер 1733 года всадница спрыгнула с лошади и решительно подошла к спасенному. Она предложила ему пожить у неё в замке Сире. Ошарашенному философу ничего не оставалось, кроме как согласиться. В тот момент ему и в голову не могло прийти, что их совместная жизнь продлится пол­тора десятилетия.

Замок Сире
Замок Сире: здесь влюбленный Вольтер провёл значительную часть своей жизни.

Вот как писал великий француз об Эмили: «Она не допустит несправедливости даже ради большой выгоды, она даёт любовнику лишь великодушные советы, она заботится об его добром имени, а ему стало бы стыдно перед нею, упусти он случай сделать добро, ибо ничто так не двигает на благие дела, как любовница, уважение которой ты стараешься заслужить».

О жизни в замке Сире Вольтер вспоминал как о «земном рае». Философ писал: «Я наслаждаюсь... насыщенным досугом, радостями дружбы... с единственной из женщин, которая читает Овидия и Евклида и сама обладает воображением одного и точностью другого». Не стоит думать, что великому французу здесь уготовили роль альфонса. Он обладал немалыми средствами, на которые маркиза отремонтировала и перестроила своё гнёздышко. Там же влюбленные оборудовали лабораторию, где вместе изучали разные физические явления.

Именно в Сире просветитель создал свои главные труды, представляющие наиболее значимую часть его наследия. Именно Эмили он зачитывал предварительные варианты произведений, чтобы та оценила их и, если надо, раскритиковала. Она любовно составляла архив великого философа и вольнодумца.

Аллегорическое изображение Вольтера
Аллегорическое изображение Вольтера (сидит за столом),
которого вдохновляют Ньютон (слева вверху) и Эмили дю Шатле (справа верху).

Конечно, от глаз Вольтера не укрылась несколько простоватая внешность Эмили. Да и «добрые» люди не раз указывали ему на её неаристократический облик. Философ в ответ говорил, что она «пастушка в бриллиантах и кринолине».

Их отношения были столь гармоничны, что никому и в голову не могло прийти: горе не за горами.

Страсть умерла

Эмили исполнилось сорок два года. Вольтеру было уже 54. Занятый творчеством, он не сразу обратил внимание на то, что его страсть к мадам дю Шатле несколько иссякла, превратившись в чувство, которые испытывают к давней супруге. Страстную темпераментную маркизу такой, почти платонический характер отношений не устраивал категорически.

И она нашла любовника - молодого и сильного офицера. Влюбленные забыли обо всём на свете. Они увлеклись друг другом настолько, что стали проводить время в замке Сире. Там-то полуобнаженного любовника и застукал Вольтер в спальне маркизы.

Сначала писатель шумно возмущался предательством «божественной Эмили». Но дю Шатле быстренько переубедила ревнивца. Она дала ему понять: молодой любовник даёт ей то, что старому дать не по силам. Вольтер подумал - и согласился с возлюбленной. Спустя короткое время он уже прогуливался по дорожкам парка с офицером, делясь с ним личным опытом по ублажению Эмили.

Хитрый план

Всё наладилось? Отнюдь. Беда, как известно, не приходит одна. Вскоре выяснилось: Эмили беременна. Вольтер решил спасти любимую от позора. Он и мадам дю Шатле разработали хитрый план.

Эмили быстро связалась с законным супругом. В письме она сообщила ему, что очень тоскует и мечтает о его ласках. Маркиз, которому было известно о том, чем занимается его жена с Вольтером, тем не менее приехал. Он не любил отказывать женщинам. Кроме того, месье дю Шатле получал удовольствие, делая пакости Вольтеру.

План сработал. Маркиз явился к «страстно желавшей» его супруге. На следующий день супруг ускакал к своим обычным развлечениям. Он был не из тех, кто проводит время «около бабьей юбки». «Измученная тоской» жена осталась в Сире. Вскоре дю Шатле получил от неё письмо: осенью 1749 года он станет отцом в четвертый раз. Рогонос­цу и в голову не пришло усомниться в собственном отцовстве.

И опять философ и его наперсница упивались счастьем в «земном раю». В начале сентября у Эмили начались роды, которых она, мать троих детей, не боялась. Вольтер, как обычно, восхищался любимой. Позже вспоминал: та произвела на свет дитя, практически не отходя от письменного стола, где переводила научные труды Исаака Ньютона... И, как оказалось, радовался он зря. Девочка, которую дю Шатле родила, оказалась слабой. А самой матери становилось все хуже с каждым часом. Медики поставили диагноз - родильная горячка. 10 сентября 1749 года Эмили скончалась. Новорожденная девочка вскоре последовала за матерью.

Вольтер был безутешен: он потерял больше, чем друга, больше, чем любимую, больше, чем соратника: «Не знаю, что из меня будет, я потерял половину себя, я потерял душу, которая для меня была создана».

Великий вольнодумец после смерти Эмили переезжал из одного города Европы в другой.

Он скончался в Париже, куда ему, в конце концов, разрешили вернуться в 1778 году. Вольтер пережил Эмили дю Шатле почти на три десятилетия.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ
Истории Любви
Lady-international.com

13:18
1107
Нет комментариев. Ваш будет первым!