• Lady-international
Соцсеть для Леди
новая информационно-социальная сеть
Добро пожаловать !

Неизвестные связи Коко Шанель

До сих пор ходят слухи о связи Коко Шанель с нацистами: на эту тему пишут книги, проводят исследования, постоянно появляется новая, часто противоречивая информация о том, какое значение могла играть хрупкая Коко в истории мировой политики. Как оказалось, не только мир моды интересовал эту женщину, хотя он и оставался для неё всегда на первом месте.

Ганс Гюнтер фон Диклаге (в центре)
Сохранилось немного фотографий Ганса Гюнтера фон Диклаге.
На этом снимке будущий возлюбленный Шанель в центре.

Поздний роман

В июне 1940 года в немецкий плен попал любимый племянник Шанель Андре Паласе. Он был слаб здоровьем, болен туберкулезом и вряд ли выдержал бы жизнь в нацистских лагерях. Коко решила вызволить Андре, обратившись к немецкому дипломату Гансу Гюнтеру фон Диклаге. Они не были близко знакомы, лишь изредка встречались на балах или званых обедах. Дипломат имел в высшем обществе славу плейбоя и превосходного игрока в поло. Бесчисленное количество завоеванных женских сердец и бесконечные измены привели к тому, что в 1935 году он развёлся с женой, которая не могла выдержать такой ветрености мужа. Друзья прозвали его «Шпатц», что в переводе означает «воробей»: именно так беззаботно и легко порхал он по жизни. Гюнтер фон Диклаге не был яростным пропагандистом нацистских идей, его больше интересовало собственное удобство и комфорт. В ведомстве министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа его держали скорее для того, чтобы этот галантный джентльмен формировал лестный образ Германии, потерянный на фоне жестких заявлений Гитлера.

Дипломат пообещал Коко вызволить её племянника, правда, его влияния для этого не хватило бы, и он свёл Шанель с немецким офицером Теодором Моммом, отвечавшим в оккупационном правительстве за текстильную промышленность Франции. Ввиду прошлых заслуг кутюрье можно было найти предлог для освобождения Андре. Шанель была бесконечно благодарна Шпатцу за эту рекомендацию, что еще больше их сблизило. Стоит заметить, что Диклаге был моложе Коко на 13 лет, а Шанель было уже недалеко до шестидесяти. Может быть, это её последний шанс, последняя страсть? Когда позже её будут упрекать в романе с немцем, она скажет: «Когда тебе столько лет и молодой человек оказывает тебе честь ухаживанием, разве станешь требовать у него анкеты?». К тому же его мать была англичанкой, а с возлюбленной Шпатц разговаривал исключительно на французском. Они не афишировали своих отношений, о них знали лишь близкие друзья. Будучи на дипломатической службе рейха, немец не хотел распространяться о порочащих его репутацию связях, иначе правительство могло в любой момент выслать его на Восточный фронт, сама мысль о котором в 1941 году наводила ужас. Габриэль же просто было не интересно лишний раз посещать высший свет, от которого она и так устала за столько лет. Кроме того, Шанель вела здоровый образ жизни и любила рано ложиться спать. Она абсолютно не боялась скомпрометировать себя связью с немцем: французская армия разбита, перемирие подписано, она, как и многие в то время, считала, что с этим просто нужно смириться. Чаще всего их свидания проходи­ли на третьем этаже дома на Рю Камбон, иногда Шпатц приезжал к Габриэль на виллу «Ла Пауза».

Шанель не работала на немцев, в отличие от большинства её коллег, она не одевала жён немецких дипломатов и офицеров. Многие сколачивали состояния, торгуя и сотрудничая с оккупантами, она же не желала этого делать.

Да, Шанель не афишировала отношений со Шпатцем, но и не собиралась их скрывать, как ей советовали многие друзья. И, как оказалось позже, очень зря. Этот факт, как и её участие в совместной с немцами авантюре, привели к весьма неприятным последствиям.

Операция «Модная шляпка»

В 1943 году Шанель стала одним из действующих лиц операции, которая, если бы завершилась удачно, могла перевернуть ход дальнейших политических событий.

Известно, что ещё в 1917 году, во время Первой мировой войны, между отдельными представителями воюющих сторон шли секретные переговоры о том, как же остановить это кровавое безумие. Естественно, что во время Второй мировой войны, ужасающей своими потерями, нашлись те, кто хотел её прекратить. Достаточно вспомнить поступок одного из приближенных к Гитлеру Рудольфа Гесса, который в 1941 году завладел «мессершмиттом», чтобы бежать в Шотландию. Там он планировал обсудить с Черчиллем основы перемирия. Кстати, более поздний заговор в июле 1944 года против фюрера имел те же цели. Оказывается, в череде этих попыток есть место и для модельера Коко Шанель.

Герцог Вестминстерский (Вендор) Генерал Шарль де Голль возглавляет парад победы в Париже
Слева (вверху): Герцог Вестминстерский (Вендор), скорее всего, знал о тайной операции и поддерживал её.
Справа (внизу): Генерал Шарль де Голль возглавляет парад победы в Париже 31 августа 1944 года.

План операции «Модельхут», или «Модная шляпка», состоял в том, чтобы Шанель отправилась к своему другу Уинстону Черчиллю с тем, чтобы уговорить его согласиться с принципа­ми британо-германских секретных переговоров. Многие англичане среди приближенных поддерживали эти идеи, в их числе и герцог Вестминстерский, тот самый Вендор, который долгое время был возлюбленным Шанель. Кстати, существует мнение, что последний знал об этой идее неутомимой Коко: изначально он сам пытался обсуждать этот вопрос с Черчиллем, но когда его попытки не увенчались успехом, Вендор сделал ставку на талантливую женщину, пользовавшуюся большим авторитетом в глазах его друга. Шанель хотела уговорить Черчилля отказаться от идеи о полном разгроме фашистской Германии, которая была им высказана на конференции в январе 1943 года в Анфе (Касабланке). Сторонники мирных переговоров опасались также угрозы со стороны СССР. Во Франции, познавшей ужасы войны, находящейся в оккупации, где английские бомбардировки, направленные на уничтожение фашистов, наносили ущерб и мирному населению, склонялись к сепаратному миру. Среди приближенных Гитлера также были люди, считавшие, что лучше скорее начать мирные переговоры, пока диктатор не смёл всё на своём пути или пока не проиграли войну. Конечно, уговорить фюрера пойти на переговоры будет непросто, но на тот момент война с СССР отнимала много сил на Восточном фронте, и исключать то, что Гитлер согласится, было нельзя. Сейчас главной задачей было уговорить Черчилля изменить свои планы.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и генерал Шарль де Голль.
Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и генерал Шарль де Голль.
Первый визит премьер-министра в Париж после освобождения, 10 ноября 1944 года.

Габриэль Шанель рассказала свою идею о полёте к Черчиллю Теодору Момму. Через тридцать лет он напишет: «Должно быть, в её жилах течет немного крови Жанны Д'Арк». Коко знала, что путь премьер-министра в ноябре этого года должен был проходить через Мадрид: всё, что ей нужно было от правительства, это чтобы немецкие власти позволили ей выехать из страны, а там она могла бы встретиться с Черчиллем, скажем, в посольстве Великобритании, тем более что она была знакома с послом.

Удивительно, но немецкие власти согласились пойти на это. Теодор Момм обратился к управляющему ведомством Вальтеру Шелленбергу, который руководил Шестым управлением и держал под контролем всю службу внешней разведки. Это был протеже Гиммлера, а последний, не исключая проигрыш фюрера, был не против компромиссного мира, тем более что сам он в этой ситуации был вне подозрений. Шанель разрешили ехать в Испанию, но её пропуск был действителен всего несколько дней. Сопровождала её в этой операции, по выбору самой Габриэль, давняя знакомая Вера Бейт.

К сожалению, столь тщательно и долго готовившаяся операция была обречена на провал по совершенно независящим от её участников обстоятельствам. Шанель не встретилась с Черчиллем из-за того, что её давний друг был болен. Личный врач премьер-министра запретил ему встречи любого характера. Она вручила послание для Черчилля послу Сэмюелю Хору, понимая, что это конец: ей нужен был личный разговор с премьер-министром. Удрученная провалом, Коко вернулась в Париж. И мы можем лишь предполагать, удалось бы Шанель уговорить старого льва, уверенного в своей правоте, даже если бы он смог принять её?

Интересно знать: На одном из послевоенных допросов Шелленберг сказал о Коко: «Мне порекомендовали её как человека, достаточно близко знакомого с Черчиллем для проведения переговоров с ним, как врага России, как желающую помочь Франции и Германии». Видимо, авторитет кутюрье был так велик, если даже немецкие власти доверяли ей настолько, чтобы выпустить из страны: в ту пору это казалось невозможным.

Расплата

В сентябре 1944 года, спустя две недели после освобождения Парижа, двое молодых людей конвоировали немолодую, но прекрасно выглядевшую женщину в белом костюме, вышедшую из отеля «Ритц». Это была Габриэль Шанель. Кутюрье держалась с достоинством и шла, высоко подняв голову, хотя и не знала, куда её везут. Коко посадили в черный «ситроен», который моментально умчался. Кем и почему она была арестована или похище­на, так и останется загадкой для её биографов. Известно только, что когда кухарка Шанель, ставшая свидетельницей этой ужасной сцены, прибежала в бутик на Рю Камбон, ей сказали, что «Мадемуазель уже час как вернулась».

Такой же загадкой остаётся вопрос, почему же так быстро отпустили женщину, связь которой с немцами была очевидна? Ей просто повезло? Или были учтены прошлые заслуги? Вряд ли такое объяснение можно дать этому обстоятельству, учитывая, что допрашивали тогда всех и каждого. Многочисленные комитеты по чистке не имели ордера на арест, не проводили расследования, достаточно было малейшего подозрения, чтобы попасть в их руки за связь с оккупантами и предательство родины. Объяснить столь быстрое освобождение Коко можно только протекцией влиятельных друзей, скорее всего, Уинстона Черчилля и герцога Вестминстерского.

Так или иначе, но оставаться долго в Париже, где многие перестали с ней разговаривать, Шанель больше не могла. «Все мои друзья были по другую сторону», - вспоминает она. Коко уезжает жить в Швейцарию, где проведет несколько лет своей жизни. Туда же в 1945 году приедет и Шпатц, правда, их роман будет уже не таким пылким и тихо угаснет. На мировой подиум Шанель вернётся лишь в 1954 году.

Lady-international.com

23:09
1351
Нет комментариев. Ваш будет первым!