• Lady-international
Соцсеть для Леди
новая информационно-социальная сеть
Добро пожаловать !

В обществе благородных девиц

Словосочетание "Смольный институт" стало нарицательным. Мы употребляем его, когда хотим подчеркнуть безукоризненную воспитанность и высокую образованность. Правы ли мы в своих оценках?

Первое русское учебное женское заведение было учреждено Екатериной II в Санкт-Петербурге в 1764 году и имело наименование Общество воспитания благородных девиц. Императрица назначила для этого заведения здание Воскресенского Новодевичьего монастыря на Смольном дворе, поэтому позднее Общество стали называть ещё Смольным институтом. Перед Обществом стояла цель дать образование лицам женского пола по причине "особливой важности онаго на улучшение общаго быта и на развитие будущих поколений".

Смольный
Смольный монастырь с церковью

"В СЕЙ ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ДЕНЬ..."

В заведение принимались девочки с 6 лет (впоследствии возраст приёма изменили на 8-9 лет) - дочери потомственных дворян, преимущественно обедневших. Первоначально их было около 50 (потом и более). При приёме детей с родителей брали подписку о том, что они ни под каким видом не возьмут обратно своих дочерей до окончания ими курса обучения, кроме случаев тяжелой болезни или совершенной неспособности детей к учёбе. Воспитание было основано на религиозно-нравственных началах. В воспитанницах развивалось стремление к роскошной жизни, что направлено было в противовес бытовавшей грубости общественных нравов, к развитию утончённого вкуса в повседневности семьи.

Воспитанницы Смольного института
Воспитанницы Смольного института

Первоначально воспитанницы образовавшегося Общества благородных девиц разделялись на четыре возраста. Первому возрасту преподавались: Закон Божий, русский, французский и немецкий языки, арифметика, рисование, танцевание, музыка, шитьё и вязание. Во втором возрасте к этим предметам прибавлялись: география, история и некоторые сведения о домашнем хозяйстве. В курс третьего, кроме названных предметов, входило ещё преподавание архитектуры и геральдики. Последний, четвёртый возраст посвящался повторению пройденного, и в добавление девочкам прививались правила добрых нравов и воспитания, светского обхождения и учтивости. На каждый возраст полагалось три года, а общий курс длился 12 лет (позже его сократили на три года).

Хоровое пение
Хор воспитанниц

Обращали в институте внимание и на физическое воспитание девиц. Кроме прогулок, купания в холодной воде, привития гигиенических навыков ввели и гимнастические упражнения, "свойственные женскому полу и девическому возрасту". Считалось, что "умеренная гимнастика, укрепляя мускулы и сообщая гибкость всем частям тела, предупреждает и исправляет телесные недостатки, столь часто в девицах с золотушным расположением развивающиеся и от продолжительных сидячих занятий усиливающиеся. Но, чтобы, удаляя одно зло, не допустить другого, должно заставлять девиц делать такие только движения, которые, развивая телесные их силы, не возрождали бы в них нервической раздражительности".

Занятия на арфе
Занятия на арфе

С 1807 по 1865 год выпуски женских институтов сопровождались публичными экзаменами: для ознакомления общества с институтскими курсами и для завоевания доверия к этим заведениям на испытания допускалась публика.

Нам практически незнакомы выступления перед народом русских царей. Но вот какие замечательные слова сказал однажды перед девицами, прошедшими полный курс обучения, император Александр I:

"В сей торжественный день, когда вы расстаётесь с заведениями, давшими вам образование, считаю священным долгом сказать вам несколько слов от сердца, исполненного любовью.

Наш век есть век просвещения, и вы получили образование полное, которое прежде было доступно немногим... Многие из вас желают посвятить себя святому призванию быть наставницами юношества. Помните важность сего дела и страшную ответственность, которую вы на себя принимаете перед Богом, родителями, отечеством и собственною вашею совестью. Помните слова Нашего Спасителя, который сказал: "Кто соблазнит единаго от малых сих, тому лучше повесить себе камень на шею и потонуть в морской глубине" и "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою погубит: какими сокровищами он искупит свою душу?""

Во время выступления перед гостями воспитанницы в танце с цветами изобразили букетами чистосердечное слово "Благодарим"...

"ВРЕМЯ БЫСТРОТЕЧНО, А ПОРЯДКИ ИЗМЕНЧИВЫ."

К сожалению, эта русская поговорка применима и к Смольному институту. В начале нашего века положение дел в нём изменилось.

В институте стали процветать сыск, донос, регулярные обыски. За небольшую провинность - типа неаккуратно надетого фартука, небрежности в причёске - девочку вызывали на долгий, часто длившийся часами допрос к здешней начальнице княжне Е.А. Дивен. За воспитанницами следили не спуская глаз, даже в уборных. Если девочка имела несколько провинностей, то её лишали и так редкого отпуска к родителям.

Неугодных ей воспитанниц княжна Ливен исключала из института. Например, лишь за резвость и веселость бы­ли удалены две лучшие институтские воспитанницы - Барсова и Медведева. Ко всему прочему, Ливен организовала мистические вечера-собеседования под руководством проповедницы пашковской секты госпожи С. Пейкер. Последняя подвергалась ранее осуждению со стороны Синода за её проповеди и издания, считавшиеся вредными для православных. Эти занятия вызывали у девочек дополнительный невроз, а часто и истерию... К окнам по сему случаю предусмотрительно прикрепили железные решетки.

Подобные порядки сложились тогда не только в Смольном. В некоторых других женских институтах также практиковались нравы муштры и жестокого воспитания. Например, в одном из них начальница дарила институтке коробку конфет за каждый оправдавшийся донос, а за неоправдавшийся - угощала доносчицу чаем с вареньем.

В другом институте возвратившаяся из отпуска воспитанница должна была подробно рассказывать, что она видела и слышала, каковы её близкие, их политические убеждения, о книгах, какие они читают, о гостях, которые посещают родительский дом. Священники некоторых институтов нарушали тайну исповеди. Часто девочек заставляли вести дневники наблюдений за подругами. При их чтении наставница поощряла повышенную сознательность подопечной. Бывало, что надзирательница, по ночам обходя дортуары, подобранными ключами открывала ящики спящих воспитанниц и читала их откровения.

Жить в подобном режиме было просто невыносимо. В 1907 году в Смольном институте произошел трагический случай, взбудораживший всю Россию: погибли две четырнадцатилетние девочки - Кандаурова и Савинкова.

Они выбросились из окна третьего этажа. Ночью в дортуаре в общении с подругами возникло роковое решение. "Мы погибнем, но вам будет легче", - сказали девочки и пошли к открытому окну. Вид мостовой их испугал. Кандаурова и Савинкова заплакали, обнялись, затем, чтобы преодолеть боязнь, обернулись с головами в простыни... и шагнули в вечность.

Высшее общество и простой народ недоумевали, как на этой "фабрике" благородных девиц, где трогательные девочки в белых пелериночках и косыночках и на обед, и на занятия, и в дортуар ко сну ходили чинно, только парочками, могло такое произойти.

Потом инспекторский институтский контроль пытался что-то изменить в жизни Смольного, однако преобразований требовала, видимо, вся уже достаточно сильно подгнившая система в стране. А тут и революционеры со своими новыми, к сожалению, не лучшими порядками подоспели.

Закрылся, когда-то многими торжественными залпами артиллерийских снарядов, в радости открытый, женский Смольный институт.

И всё же нашему поколению он справедливо оставил не память о последних годах своего существования, а благородные цели в воспитании добропорядочных, умных и нежных будущих матерей для преобразования общества.

Татьяна Бирюкова, москвовед.

15:14
1359
Нет комментариев. Ваш будет первым!